NewFace

Верховный Суд решил дело Espinoza v. Montana Dept. of Revenue

В 2015 году конгресс штата Монтана создал специальный налоговый кредит для частных пожертвований на школьное образование: налогоплательщик может пожертвовать деньги общественной школе, а может, наоборот, пожертвовать в специальный фонд, предоставляющий помощь с оплатой частных школ, и вычесть ту же сумму из своего штатного подоходного налога. (Максимальный кредит – $150.) Определение законом термина "частная школа" включает, например, "проводит экзамены в 8-м и 11-м классах", но не включает "и не связана с религиозной организацией". Налоговая служба Монтаны, однако, взяла на себя ввести такой критерий, чтобы собранные таким образом деньги не попадали в религиозные школы, сочтя такое попадание нарушением пункта 6 Статьи 10 конституции штата, гласящую:
Государственные органы не могут выделять, прямо или косвенно, никакие общественные деньги или другие активы на религиозные нужды или в помощь любой церкви или образовательному заведению, контролируемому полностью или частично любой церковью, сектой, или верой.
Несколько родителей детей, учащихся в религиозных школах, обратились в штатный суд с просьбой велеть налоговке прекратить дискриминацию. Суд согласился; однако на апелляции Верховный Суд Монтаны решил 5-2, что сам этот кредит нарушает вышеуказанную статью, и велел похерить всю программу. Апелляция ставит вопрос ребром: кошерны ли запреты на любую помощь религиозным учреждениям в свете Первой Поправки к Конституции США?

Во вторник 30 июня ВС постановил 5-4, что такие запреты (присутствующие в конституциях 38 штатов) однозначно нарушают свободу вероисповедования по Первой Поправке. Существующий прецедент понимает фразу "Конгресс не должен издавать никакого закона относительно установления какой-либо религии, или воспрещающего свободное исповедание всякой религии", в частности, как запрет отлучать от получения гос. плюшек исключительно из-за религии получателя. В таких случаях включается т.н. "строгий анализ", в котором государство должно доказать, что этот запрет направлен на достижение весьма важной и достойной гос. цели и сформулирован максимально узко, что Монтане не удалось. Соответственно, ВС Монтаны не имел права отменить программу из-за этого некошерного запрета, и дело возвращается ему на пересмотр. Судья Робертс представил решение Суда, к которому присоединились судьи Томас, Алито, Горсач, и Кавано. Судья Томас представил согласное мнение, в котором заявил (как ему свойственно), что решение правильное, но недостаточно крутое, надо было идти дальше и пересмотреть заодно интерпретацию фразы "установление религии"; к нему присоединился судья Горсач. Судья Алито представил согласное мнение, в котором отметил: "Вот говорил я вам в деле Ramos v. Louisiana, что мотивация закона не важна, а важно, что он говорит и делает! Вы тогда со мной не согласились, ну так вот вам, пожалуйста, вся грязная история этих запретов." (Включая возмутительную карикатуру, за которую нынче всех бы уволили нахрен… хотя нет, католики у нас в подзащитные меньшинства не входят)." (Я как-то писал об этом.) Судья Горсач представил согласное мнение, в котором отметил дополнительную причину недопустимости религиозной дискриминации этого рода. Судья Гинзбург представила несогласное мнение, в котором отметила, что Конституция (в текущей интерпретации) запрещает неравное обращение на основе религии, и поэтому ВС Монтаны поступил правильно, зарубив всю программу — "ни нашим, ни вашим" — тем самым ликвидировав всю дискриминацию на корню; к ней присоединилась судья Каган. Судья Брейер представил несогласное мнение, настаивающее на разнице между финансированием религиозной и нерелигиозной деятельности в рамках религиозного заведения; судья Каган присоединилась к нему касательно Части I. Судья Сотомайор представила несогласное мнение, разворачивающее и углубляющее мнение судьи Гинзбург, и напоминающее о её несогласии с прецедентом, использованным Судом в качестве основы решения (Trinity Lutheran Church of Columbia, Inc. v. Comer).

(Полагаю, что на этом борьбу за кошерование непрямых ассигнований на религиозные школы, начатую в 2002 году делом Zelman v. Simmons-Harris, можно считать победно завершённой. Ожидаю резкой активизации еврейских активистов за ваучеры в Нью-Йорке.)
NewFace

Верховный Суд решил дело Agency for Int’l Development v. Alliance for Open Society

В США уже давно спорят о том, распространяется ли защита Конституцией прав граждан США на не-граждан и вне территории США. Текущее состояние юриспруденции сходится на том, что на граждан США она распространяется везде, а на не-граждан — только на территории США (включая подконтрольные территории вне границ страны) и не все.

В 2003 году Конгресс принял Акт о Лидерстве США в Борьбе со СПИДом, Туберкулёзом, и Малярией, согласно которому на эту борьбу выделяются миллиарды долларов. Основная их часть поступает разным неправительственным организациям, в т.ч. зарубежным, на борьбу с вышеуказанными напастями в Африке, при условии, что они "активно возражают против проституции и сексуального рабства". Американская организация под названием Международный Союз За Открытое Общество (МСЗОО), работающая, в частности, над безопасностью труда проституток, с такой идеей согласиться не смогла и подала в суд за нарушение этим Актом своего права на свободу слова по Первой Поправке к Конституции. В 2013 году Верховный Суд постановил 7-2, что указанное условие действительно её нарушает, и с тех пор МСЗОО и другие подобные конторы получают деньги беспрепятственно; иностранные же организации по-прежнему должны ему соответствовать.

Однако когда МЗООО и несколько других контор организовали себе похоже названные филиалы за рубежом, им было отказано в финансировании, в ответ на что они вчинили аналогичный иск. В нём они утверждали, что если их филиалы будут выступать против проституции, то народ ошибочно припишет эти заявления им, что нарушит их право на свободу слова, и что решение 2013 года уже и так охватывает и американские организации, и их филиалы. Как райсуд, так и Апелляционный Суд Второго Округа согласились с этими утверждениями, и администрация апеллировала в Верховный Суд.

В понедельник 29 июня ВС постановил 5-3, что всё фигня: иностранные дочерние филиалы достаточно отдельны от американских "родителей", что предоставлять первым права по Конституции США будет неразумно, и отменил решение Второго Округа без возврата дела. Судья Кавано представил решение Суда, к которому присоединились судьи Робертс, Томас, Алито, и Горсач. Судья Томас представил согласное мнение, в котором подчеркнул, что и решение 2013 года было в корне неверным. Судья Брейер представил несогласное мнение, к которому присоединились судьи Гинзбург и Сотомайор. Судья Каган не принимала участия в разборах и решении, по самоотводу. This entry was originally posted at https://ymarkov.dreamwidth.org/633416.html. Please comment there using OpenID.
NewFace

Верховный Суд решил дело June Medical Services L. L. C. v. Russo

Луизиана — один из нескольких штатов, решивших бороться с абортами путём регламентации тех, кто их производит. Началось это вскоре после того, как в 2010 году в Филадельфии накрыли абортарий Кермита Госнелла, не проходивший инспекцию с 1993 года, и отличившийся неквалифицированным персоналом, антисанитарными условиями, и пренебрежением законами, регулирующими аборты. Госнеллу грозила смертная казнь, но в результате договора с прокуратурой он был осуждён на пожизненное заключение за убийство трёх абортированных живыми младенцев, невольное убийство пациентки, которой вкатили завышенную дозу анестетиков, 21 случай аборта зародыша старше 24-х недель, и 211 случаев нарушения закона о надлежащем уведомлении пациенток. В результате возникшего скандала в 2011 году Пенсильвания приняла закон, распространивший на абортарии те же правила и регламенты, что на хирургические амбулаторные центры.

В 2014 году Конгресс Луизианы принял Акт 620, дающий право произведения абортов только "врачу, лицензированному в штате Луизиана и прошедшему или проходящему резидентуру в акушерстве, гинекологии, или семейной медицине" (что было и раньше) и "состоящему в штате больницы, предоставляющую акушерские или гинекологические услуги расположенную не далее 30 миль от места, где производится аборт." ("Состоять в штате" не означает "быть сотрудником"; это значит быть врачом, допущенным к пользованию ресурсами больницы после проверки компетентности. До этого закон позволял абортмахерам вступать в договор о передаче пациентки в руки другого штатного сотрудника.) Пять абортариев и четыре отдельно практикующих абортмахера немедленно запросили экстренную приостановку закона как нарушающего Конституцию по доктрине "непомерное препятствие осуществлению базового права" (undue burden on exercise of a fundamental right), объяснив, что попасть в штат больницы им настолько сложно, что они лучше закроют лавочки, оставив женщин без вариантов (кроме как ехать в соседние штаты). Вместо приостановки закона райсуд приостановил действие его санкций и велел истцам попытаться-таки попасть в штат какой-нибудь больницы, а там посмотрим. После нескольких месяцев по результатам этого эксперимента райсуд нашёл, что это требование не имеет ничего общего с защитой здоровья женщин и что больницы отказывают абортмахерам по неуважительным причинам, и поэтому Акт 620 является антиконституционным. Апелляционный Суд Пятого Округа отменил это решение, не согласившись практически ни с одним выясненным фактом. Штат апеллировал в Верховный Суд, агитируя за правоту Пятого Округа и добавив, что по-хорошему иски о нарушении чьих-то прав должны подавать обладатели этих самых прав, а не те, кто их удовлетворяет за деньги.

В понедельник 29 июня ВС постановил 5-4, что: 1) в данном случае абортмахеры могут представлять интересы своих потенциальных клиентов; 2) поскольку Пятый Округ не спорил с юридическими стандартами, применёнными райсудом, не его дело было спорить с выясненными им фактами; 3) эти факты демонстрируют антиконституционность Акта 620. Поэтому решение Пятого Округа отменено без возвращения на пересмотр. Судья Брейер представил решение Суда, к которому присоединились судьи Гинзбург, Сотомайор, и Каган. Судья Робертс представил мнение, согласное с решением, но не его логикой. Судья Томас представил несогласное мнение. Судья Алито представил несогласное мнение, к которому присоединились судья Горсач (целиком), судья Томас (за исключением частей III-C и IV-F), и судья Кавано (за исключением части IV). Судьи Горсач и Кавано также представили по несогласному мнению. This entry was originally posted at https://ymarkov.dreamwidth.org/633089.html. Please comment there using OpenID.
NewFace

Послесловие к роману "451 по Фаренгейту"

Авторское, в издании 1979 года, PDF.

"В романе «451 по Фаренгейту» брандмейстер Битти рассказывал, как были уничтожены книги: то или иное оскорблённое меньшинство выдирало неугодные им страницы, пока книги не стали пустыми, умы — чистыми от мыслей и библиотеки закрылись навсегда."

Перевод на русский. This entry was originally posted at https://ymarkov.dreamwidth.org/632933.html. Please comment there using OpenID.
NewFace

Верховный Суд решил дело Seila Law LLC v. Consumer Financial Protection Bureau

Разделение власти — один из краеугольных камней американской политической системы. На федеральном уровне это разделение (и взаимный контроль) между законодательной, исполнительной, и юридической властями. Естественно, первые две то и дело покушаются на прерогативы друг друга (из лучших соображений, естессно!) и ходят к последней за справедливостью.

Одной из важных прерогатив исполнительной власти является право президента увольнять любого сотрудника аппарата исполнительной власти, в том числе и без называния уважительных причин. Так исторически понимается первая фраза Статьи II Конституции: "Исполнительная власть принадлежит президенту Соединенных Штатов Америки." В смысле: вся принадлежит, целиком. Впоследствии под неё начали подкапываться; в 1914 году Конгресс создал Федеральную Комиссию по Торговле для борьбы с неправильной конкуренцией и вообще всем плохим в этой области, и законоположил, что президент может увольнять её членов только за "неэффективность, манкирование обязанностями, или должностное преступление". Когда в 1933 году Рузвельт уволил одного из комиссаров, Вильяма Хампфри, за недостаточно ярую поддержку его инициатив (New Deal), тот дошёл (посмертно, в 1935 году) до Верховного Суда, который единогласно постановил (дело Humphrey's Executor v. United States), что Комиссия — квази-законодательная организация, которая не находится полностью в сфере исполнительной власти, и поэтому Конгресс может ограничивать прерогативы президента в этой области. Затем в 1978 году травмированный Уотергейтом Конгресс принял Акт о Этике Правительства, который, в числе прочего, создал должность независимого прокурора (Independent Counsel) и предоставил ему аналогичную защиту от увольнения. В 1988 году Верховный Суд подтвердил кошерность такой защиты 8-1, рассудив (дело Morrison v. Olson; против был Антонин Скалия), что она не очень-то отнимает власть у президента, раз этот прокурор небольшая шишка, не может определять политику, и не имеет административной власти.

Наконец, в 2010 году травмированный финансовым кризисом Конгресс принял Акт о Защите Потребителя (также известный как Акт Додда-Фрэнка). В числе много чего ещё этот закон создал Бюро Финансовой Охраны Потребителя, передал в его ведение администрирование 19 разных законов, и наделил его преизрядной властью, с помощью которой Бюро отъяло у обозначенных жуликов уже свыше $11 млрд. Главное же, что Бюро создано с максимальной независимостью: его бюджет ($500 млн./год) не назначается Конгрессом, а дотируется напрямую из Федерального Резервного Банка, а его директор хоть и назначается президентом (с согласия Сената на 5 лет), но не может быть им уволен без уважительной причины.

В 2017 году внимание Бюро привлекла калифорнийская фирма юридического консультирования должников Сила, и оно прислало ей требование предоставить документацию её деятельности. Юристы Силы решили не мелочиться и мотивировали отказ незаконностью самого существования Бюро. Райсуд и Апелляционный Суд Девятого Округа оба решили, что прецеденты Humphrey's Executor и Morrison подходят и тут, так что Сила дошла до Верховного Суда.

В понедельник 29 июня ВС постановил 5-4, что прецеденты так далеко не растянуть: Бюро вполне себе исполнительная власть, и президент должен иметь право выгнать его директора в любой момент по поводу и без. Это объясняют представленные судьёй Робертсом Части решения Суда I, II, и III, к которым присоединились судьи Томас, Алито, Горсач, и Кавано. Затем в Части IV судья Робертс решил, что это положение закона можно отменить, не трогая ничего остального; к этой части решения присоединились судьи Алито и Кавано. Этого было бы недостаточно, но судья Каган представила мнение, согласное с Частью IV (и несогласное со всем остальным), к которому присоединились судьи Гинзбург, Брейер, и Сотомайор. Судья Томас представил частично согласное и частично несогласное мнение, в котором заявил, что надо было не ограничить действие прецедента Humphrey's Executor, а отменить его напрочь; к этому мнению присоединился судья Горсач.

(Таким образом, закон был "отремонтирован" Судом, Бюро будет продолжать своё существование, и фирме Сила придётся-таки предоставить запрашиваемую информацию.) This entry was originally posted at https://ymarkov.dreamwidth.org/632410.html. Please comment there using OpenID.
NewFace

Верховный суд решил дело Department of Homeland Security v. Thuraissigiam

Народ со всего мира издавна ломится в США, и тушкой, и чучелом, легально и нет. Тех, кто проникает в страну нелегально, закон предписывает тем не менее выслушать на тему того, почему их не надо высылать из страны. Если иммиграционный судья не убеждён, он приказывает начать процесс выдворения. Иностранец, недовольный решением судьи, может апеллировать его в Комиссию по Иммиграционным Апелляциям, а оттуда — в местный федеральный апелляционный суд. На настоящий момент в стране происходит около миллиона процессов выдворения, и этот миллион человек или сидит в кутузке, или (чаще) проживает, как может, и ещё не факт, что он явится на слушание своего дела. Поэтому ещё в 1996 году был принят закон об ускоренном выдворении, ограничивший права на пересмотр для нелегальных иммигрантов, либо только что проникнувших (или возвращающихся) в страну, либо находящихся в ней на момент поимки меньше двух лет. Таких можно выдворять без всех этих пересмотров.

Однако на ускоренное выдворение есть управа, которой, естественно, рутинно пользуются: обращение за политическим убежищем (asylum). В таком случае иммиграционные служащие должны рассмотреть обращение, и если им очевидно, что у просителя есть хотя бы шанс, он перенаправляется в обычную систему пересмотра и апелляции. (К тому же и само рассмотрение доступно для пересмотра в административном порядке.) Это срабатывает в 77% случаев.

Житель Шри-Ланка некий Вижаякумар Тураиссигьям приехал оттуда в Мексику, и ночью января 2017 года пересёк границу США. Он не успел пройти и 25 метров по свободной земле, как его поймали, арестовали, и приказали спешно выдворить. Тогда он обратился за политическим убежищем, сообщив, что как-то раз в родной Шри-Ланке группа неизвестных мужиков похитила его и долго била непонятно за что, и теперь он боится туда вернуться. Чиновник по убежищу посмотрел на это заявление, как на говно: мало ли за что его били? Надо, чтобы из политических или там религиозных соображений. Этот вывод подтвердили его начальник и иммиграционный судья, который велел выдворить без разбирательств.

Тогда Тураиссигьям подал петицию о неприкосновенности личности (habeas corpus), в которой уже всё было описано, как надо: он тамилец, которых в Шри-Ланке и так не любят, а он ещё и придерживается непопулярных политических взглядов, а иммиграционные службы недостаточно дотошно его об этом расспросили. Если же их решение сейчас не пересмотреть и разрешить ему опять обратиться за убежищем, то это нарушит как Отдел 9 Статьи 1 Конституции США: "Действие привилегии акта Habeas Corpus прекращается только в случае восстания или неприятельского нашествия, когда того потребует общественная безопасность", так и его право на надлежащий судебный процесс по Четырнадцатой Поправке. Райсуд эти доводы отверг, однако Апелляционный Суд Девятого Округа согласился с ними, тем самым вступив в конфликт с решением из Третьего Округа. ВС принял апелляцию Минбезрода, дабы разрулить этот конфликт.

В четверг 25 июня ВС постановил 7-2, что всё фигня. Habeas corpus издавна защищает только от неправедного заключения, апеллянта же никто нигде не задерживает, даже наоборот. Что же до права на надлежащий судебный процесс, то столетие прецедентов демонстрирует, что правомерные действия исполнительной власти по отношению к желающим въехать в США в рамках полномочий, открыто выданных Конгрессом, и есть этот самый надлежащий судебный процесс. Судья Алито представил решение Суда, к которому присоединились судьи Робертс, Томас, Горсач, и Кавано. Судья Брейер представил мнение, согласное с решением, но не его логикой, к которому присоединилась судья Гинзбург. Судья Томас представил согласное мнение. Судья Сотомайор представила несогласное мнение, к которому присоединилась судья Каган.
NewFace

Интернет тю-тю

Весь день штормит: дождь, гром, молния... а несколько минут назад шандарахнуло совсем рядом, и кабельный модем умер. Вот просто все огоньки погасли, и всё, и нихрена обратно не включается. А ведь был, зараза, включён через UPS with surge protection! Видно, по кабелю прилетело. Придётся новый покупать.

И UPS, что интересно, переключился на батарею и пищит непрестанно, хотя ток в сети есть и не выключался. Тоже ничего не помогает.
NewFace

Верховный Суд решил дело Liu v. SEC

Один из способов получить вид на жительство в США — вложиться в них. У кого есть минимум $1.8 млн., которые он готов вложить в новый бизнес-проект ($900 тыс., если он в районе с высокой безработицей), и этот проект ожидаемо создаст минимум 10 рабочих мест минимум на два года, тот может пройти по т.н. EB–5 Immigrant Investor Program. Пожалуй, наиболее известный проект с большим участием таких инвесторов — Hudson Yards в Манхэттене. Там с помощью творчески вдохновенного скроения микрорайонов удалось сбацать "район с высокой безработицей", включающий в себя нужный уголок среднего Вест-Сайда, места совсем не бедного, и нашакалить аж $1.2 млрд., т.е. где-то 2,400 гринкарт (тогда минимум был $500 тыс.).

В этом деле замешан гораздо менее масштабный проект. Жители США, муж и жена Чарльз Лю и Зинь Ванг, затеяли построить в Лос-Анджелесе онкологическую клинику и собрали около $27 млн. с 50 инвесторов: $500 тыс. вклада плюс $45 тыс. на "административные расходы" с каждого. Из материалов дела неясно, была ли это афера с самого начала, или просто в результате деловых трудностей супруги решили "гуляй, рванина!", но эти деньги они употребили так: $5 млн. на аренду и обустройство участка и один аппарат протонной терапии для клиники, $8 млн. себе за услуги, и $13 млн. на рекламу и прочий маркетинг в Китае, в т.ч. на фирму матери Ванг. Тут, наконец, за них взялась Комиссия по Ценным Бумагам и Биржам. По поданному ей 26 мая 2016 года иску райсуд признал Лю и Ванг виновными в жульничестве и присудил конфискацию всех собранных денег плюс $8 млн. штрафов (по максимуму, в сумме, равной личной выгоде нарушителей).

На апелляции Лю и Ванг решили не спорить со всем вердиктом (ибо безнадёга), но оспорить требуемую сумму. Статья 78u(d)(5) Раздела 15 Кодекса США гласит:
В любом иске или действии, вчинённом или заведённым Коммиссией в рамках любых законов о ценных бумагах, Комиссия может требовать и любой федеральный суд может предоставить любую справедливую компенсацию, подобающую или нужную инвесторам.
Апеллянты утверждали, что изъятие всех собранных денег, без учёта законных расходов, является не "справедливой компенсацией", а штрафом, а именно штрафы эта статья не разрешает. (Такое право у Комиссии есть, но лишь в административных разборках.) Кроме того, совершенно неочевидно, что Комиссия собирается вернуть хоть один цент пострадавшим: об этом нет ни слова ни в аргументах Комиссии, ни в решении суда. Как пример: в одном только 2019 году Комиссия слупила с обозначенных ею жуликов $3.2 млрд. компенсаций (плюс $1.1 млрд. штрафов), из которых обманутые инвесторы получили только $1.2 млрд. Апелляционный Суд Девятого Округа отверг все эти аргументы, и Лю и Ванг апеллировали в Верховный Суд.

В понедельник 22 июня ВС постановил 8-1, что для того, чтобы быть "справедливой компенсацией" по статье 78u(d)(5), конфискация не должна превышать размеры чистой прибыли жуликов и должна быть выплачена пострадавшим. Таким образом, Девятому Округу велено пересмотреть их решение; какие расходы считать законными при вычислении чистой прибыли и является ли выплата остатка казне "компенсацией, подобающей или нужной инвесторам", ВС оставил на рассмотрение судам низших инстанций, так что дело на этом далеко не кончается. Судья Сотомайор представила решение суда, к которому присоединились судьи Робертс, Гинзбург, Брейер, Алито, Каган, Горсач, и Кавано. Судья Томас представил несогласное мнение, в котором заявил, что Девятый Округ настолько неправ, что надо было напрочь отменить его решение, а не возвращать дело на пересмотр.
NewFace

Верховный Суд решил дело Department of Homeland Security v. Regents of Univ. of Cal.

Как известно, законы законами, а будут ли они претворяться в жизнь — зависит от прокурора. В случае иммиграционных законов законодательная власть США (посредством Акта о Иммиграции и Натурализации) предоставила исполнительной власти широкую свободу действий: президент и его Министерство Иммиграции и Натурализации (МИН) могут много чего решать.

В июне 2012 года Министр Безопасности Родины (в ведении которого находится МИН после реформ 2002 года) объявил о создании особой программы снисхождения к подгруппе нелегальных иммигрантов, которых по закону полагается выдворять. Это люди моложе 31 года (на тот момент), проживающие в США с 2007 и позже, прибывшие сюда до совершеннолетия, являющиеся школьниками, выпускниками, или отслужившими в армии США, и незамеченные ни в чём предосудительном. Министр мотивировал это гуманитарными соображениями в отношении людей, которые "не имели намерения нарушить закон, являются полезными членами общества, и никакой другой страны не знают." Программу назвали Отложение Депортации Прибывших в Детстве (ОДПД, Deferred Action for Childhood Arrivals, DACA); подпадающий под её критерии иностранец может обратиться за отсрочкой депортации на два года, в течение которых он может без страха выдворения подать петицию на вид на жительство, и (что весьма важно) иметь право работать и получать некоторые федеральные блага. На сегодняшний день ОДПД воспользовалось свыше 700 тыс. человек.

Однако кто дал, тот может и взять: после смены администраций новый Генеральный Прокурор США предписал Минбезроду отменить ОДПД по причине незаконности таковой, и в сентябре 2017 и.о. Министра Илэйн Дюк издала отменяющий меморандум; его действие было отложено на 6 месяцев, чтобы дать законодательной власти, в чью компетенцию это входит, время формально узаконить ОДПД. Конгресс этого не сделал, что вызвало бурное возмущение общественности... администрацией. Было подано несколько исков в разных округах, которые постигла разная участь (в том числе окружными судами было издано несколько всесоюзных приостановок решения, кошерность которых сама по себе под вопросом). В это дело попало три — DHS v. Regents of University of California в Девятом Округе, Trump v. NAACP в Округе Колумбия, и Wolf v. Batalla Vidal во Втором Округе — каждый из которых был решён в пользу ОДПД. Во всех трёх истцы утверждают, что отмена ОДПД нарушает их право на равенство перед законом по Пятой Поправке и является "произвольным и своенравным действием" в рамках Акта об Административных Процедурах.

В четверг 18 июня ВС постановил 5-4, что отмена ОДПД действительно была "произвольным и своенравным действием" в рамках ААП, так как юридический совет Генпрокурора сообщил, что нелегальной в программе была раздача федеральных плюшек, а задержка депортации — нет, но меморандум отменил всю программу без объяснения, почему из-за одного дефекта надо ликвидировать всю лавочку. Кроме того, решения об отмене программ должны продемонстрировать, что решение принято с учётом (причём неважно каким) интересов лиц, которые на них полагаются, а этого в меморандуме тоже нет. Судья Робертс огласил решение Суда, кроме Части IV; к нему присоединились судьи Гинзбург, Брейер, Каган, и Сотомайор. В Части IV Суд пришёл к выводу, что свидетельств нарушения Пятой Поправки недостаточно; судья Сотомайор не присоединилась к этой части, а представила мнение, согласное с первыми тремя частями и частично несогласное с решением. Судья Томас представил мнение, частично несогласное с решением, к которому присоединились судьи Алито и Горсач. Судьи Алито и Кавано также представили частично несогласные мнения.